Закрыть
Регистрация
Закрыть
Логин:
Пароль:
Забыли свой пароль?
Регистрация

Роль и возможности современной отечественной метрологии в процессах рыночного освоения экологических программ

Публикации по КИПиА

Роль и возможности современной отечественной метрологии в процессах рыночного освоения экологических программ 18.10.10 10:03
Одноклассники Facebook LJ Twitter В Контакте

Роль и возможности современной отечественной метрологии в процессах рыночного освоения экологических программ (на примерах программы по утилизации попутного нефтяного газа и деятельности ПО «Физтех»).

А. А. Макогон  Заместитель директора по развитию бизнеса ЗАО "ПО Физтех"

Доклад на специализированном семинаре "Инновации, Промышленность, Финансы". 05 октября, 2010 г.

Добрый день, уважаемые дамы и господа, рад приветствовать вас от лица томского ПО «Физтех», одного из крупнейших отечественных приборостроительных предприятий полного цикла в области измерительных приборов и манометров. Мое присутствие здесь отнюдь не случайно, наше предприятие давно и плодотворно сотрудничает с большинством субъектов российской нефтегазовой отрасли, поэтому, как говорится – мне есть, что сказать.
Цель моего доклада – донести до столь авторитетной аудитории наше видение комплекса экологических проблем, стоящих перед отраслью; обосновать важность нашей работы для эффективной реализации заявленных экологических программ; наметить те пункты, в которых мы, разработчики и производители метрологического оборудования, можем быть вам полезны.
Начать я бы хотел с констатации основной, на наш взгляд, проблемы – противопоставления экономики и экологии как в идейном (и медийном, соответственно) пространстве современной России, так и, к сожалению, на практике.
Идет этот разрыв c советских еще времен и апофеоза своего достиг во времена перестройки, когда промышленное производство и организующие его системы (тогда это было государство, сегодня это, пусть с натяжкой, но рынок) олицетворяли собой просто мистического врага как природы в целом, так и среды человеческого обитания в самой актуальной частности. Что же мы видим сегодня? Несмотря на некоторое экологическое оздоровление, связанное, впрочем, с падением промышленного производства, экология в массовом сознании все еще понимается, прежде всего, как протестная практика. Захваты предприятий «зелеными», митинги, акции протеста, бойкотирование крупнейших саммитов – вот, с чем для большинства сегодня ассоциируется экологическая деятельность. С другой стороны, государство, сбросившее с себя львиную долю промышленного производства, как сторонний объект, включилось в эту практику с другой стороны, вводя жесткие регламенты и не менее жесткие санкции за их нарушение. Бизнес остался в такой ситуации между молотом и наковальней. С одной стороны - гражданское общество, в лице экологических и разнообразных общественных организаций с широкой поддержкой ими СМИ. С другой – государство с его, зачастую, карательной по отношению к бизнесу политикой, неразработанностью и запутанностью законодательства, широчайшими полномочиями для вмешательства. В таких условиях у бизнеса остались, пожалуй, только 2 пути для защиты – закупка дорогостоящих и не всегда эффективных импортных систем по защите экосреды (защитный рубеж от государства) и разворачивание не менее дорогостоящей и также не всегда эффективной PR-деятельности (это уже «поклон» в сторону общества). Согласитесь, ни для бизнеса, ни для экологии такая модель не представляется эффективной. Однако, выход безусловно есть. И практика развитых зарубежных экономик на него указывает. Многие оправданно видят этот выход в теории устойчивого развития, однако мало кто может четко и обоснованно объяснить (даже для себя), что же это такое, и что же в нем такого «устойчивого»? Так как при этом вновь появляются прямые неокупаемые издержки, либо настолько «длинные» инвестиции, что от издержек они, по сути, не отличаются. Далее я постараюсь обосновать наш подход к этой проблеме.
Начать следует с обоснования и продвижения идеи о том, что экология и экономика есть не антагонистические, а глубоко родственные и построенные на единых принципах системы (у них даже один из греческих корней общий). Если экология это устойчивая и равновесная система природных взаимодействий, служащая ее воспроизводству и развитию, то экономика – то же самое, но уже для человеческой среды. Проблема заключается в том, что если природа научилась за миллиарды лет эффективному воспроизводству и развитию, то человечество, увы, еще нет. Что же является камнем преткновения в экологии человеческой среды (то есть, в экономике)? Кроме всего прочего это, на наш взгляд, неэффективное использование ресурсов, которое и подрывает общее равновесие, нанося, тем самым, вред экологии общей. Если в каком-либо лесу N появится медведь, который будет съедать только по одной ягоде с каждого куста, вырывая при этом куст целиком – лесу и его экологии, понятное дело, придется туго. Так же и с экономикой. Очень яркий тому пример – глубоко экстенсивное и нерациональное освоение среды советской экономикой. Тут, безусловно, играл роль объективный фактор особенностей предыдущего технологического уровня. Однако, сегодня технологии вполне позволяют выстроить если не оптимальную, то приближенную к ней модель «экологичного» в нашем понимании хозяйствования. Две внутренне сбалансированные системы (природная и человеческая) при таких условиях с наименьшими издержками смогут найти механизмы «мирного сосуществования» и гармонизации. Джордж Буш–младший, кстати, уже озвучивал подобную идею, заявив, что «американцы и рыбы обречены вести мирное сосуществование». Самое время прислушаться к авторитету.
Оптимальная, на наш взгляд, «рыночная» модель сосуществования экологии и экономики основана на том, что в ней экологические программы прибыльны, рациональное и максимально эффективное использование ресурсов приносит дополнительный совокупный продукт без экстенсивного вмешательства и среда все меньше страдает от человеческой деятельности. Государственное, общественное и частное начала в экологической деятельности (как и в налаженной рыночной экономике) сбалансированы и более не противостоят друг другу – именно здесь лежит решение поставленной нами в самом начале проблемы. Понятное дело, что именно эту модель и стоит выбрать для практической реализации. Перефразируя брежневскую аксиому можно с полной уверенностью заявить: «Экология должна быть экономной». В плане своей гармоничной вплетенности в постсовременную экономическую модель.
Как же ее выстроить? Именно в этом пункте мы подходим к одной из тем нашего доклада. А именно – роли метрологии в эффективной реализации экологических программ. Описание производственной среды, необходимое для такого моделирования, возможно только с помощью метрологического языка. А измерительные приборы являются своеобразной «нервной системой» промышленного мира, с помощью которой пресловутые производительные силы могут «общаться» с человеком, поставляя ему необходимый метрологический материал. Не секрет, что сегодня точная и оперативная информация является одним из главных факторов успешного производства. В данном случае – это метрологическая информация, на основе которой, словно на фондовой бирже, игроки рынка могут отслеживать эффективность и прибыльность тех или иных эколого-экономических технологий (так мы станем называть рациональные и приносящие максимальную прибыль энергосберегающие технологии и основанную на них модель). Именно на основе такого «языкового» взаимодействия – безупречно точного и надежного – возможно построение «рыночной» эколого-экономической модели, ее изучение и совершенствование. К слову сказать, в результате исследований Федеральной службы по экологическому, технологическому и атомному надзору (проведенных в рамках изучения перспектив УПНГ в 2007-08 годах), средняя оснащенность факельных установок в ХМАО замерными устройствами составила лишь около 70%. Причем, основная их часть - устаревшие и допускающие вмешательство персонала образцы. О какой действительно просчитанной и экономически обоснованной программе может тогда идти речь? О каком государственном контроле? Мы лишены точных параметров, мы на 30, а то и более процентов, слепы. И вероятность принятия ошибочных решений увеличивается в прогрессии. Другое измерение проблемы в том, что государство, взявшее под жесткий контроль ситуацию с ПНГ, все более акцентирует внимание нефтяников именно на этом узле. Результатом сентябрьской проверки, проведенной Контрольный управлением Президента РФ на месторождениях Томской области по эффективному использованию ПНГ явилась констатация неудовлетворительного состояния прежде всего «измерительной» составляющей (уровень использования ПНГ, к слову, составил лишь 50%). Это - нарушения при ведении отчетности по добыче попутного газа, отсутствие приборного учета газа, отсутствие проведения исследований газового фактора (Гф), отсутствие исследований состава газа. И если сейчас дело обошлось, что называется, «постановкой на вид», то в ближайшем будущем такой расклад будет грозить нефтяникам существенными санкциями.

В контексте вышесказанного, перейдем к рассматриваемой нами программе по утилизации попутного газа. Суть в том, что в рамках излагаемой мной концепции, эта программа, на данный момент, в целом, соответствует описанным нами параметрам и готова к быстрой и успешной реализации и демонстрации ее преимуществ всему российскому бизнес-сообществу. Поэтому, на нас, коллеги, лежит сегодня особая ответственность в рамках общего развития эколого-ориентированных технологий в России. Мы на передовой, отступать, как говорится, некуда, тем более, что условия сложились благоприятным образом. Пришло время от «оборонительных» действий, когда экология выступала чуть ли не врагом, в союзе с ней перейти в наступление на многие неблагоприятные факторы в обеих средах.
Кстати говоря, когда речь идет о резком снижении количества газовых факелов, производственник и защитник природы во мне борются с сибиряком. Мало того, что это, по своему, красиво и инопланетно на вид, эти факела хоть как-то отапливают Сибирь зимой. Да и со спутников ночная Сибирь кажется иностранцам пространством бесконечных мегаполисов…
Что же мы с вами сегодня имеем в качестве основных преимуществ для действительно успешной реализации программы?
Кроме всего прочего – это готовность производственной инфраструктуры (нашей, в том числе) к реализации программы. Отечественные производства в области энергетики, нефтехимии и машиностроения уже сегодня, в целом, готовы как предоставить комплекс современных технологических решений, так и развернуть производство и внедрение необходимого для программы оборудования. Это хорошо видно по другим докладам, представленным сегодня. Мы, приборостроители-метрологи, не остаемся в стороне и готовы внести свой, безусловно, весомый вклад в общее дело.
Прежде всего, речь идет о таких базовых технологических составляющих, как системы измерения количества газа (СИКГ) и системы измерения количества и показателей качества нефтепродуктов (СИКПН). Чтобы быть доказательным, приведу следующие цифры, озвученные в прошлогоднем докладе Минпромторга, посвященном как раз этой проблеме – 57% всех потерь в нефтяной отрасли проистекают от отсутствия контроля и около 5% - от несовершенства методов и средств измерения. Всего – более 60 % потерь приходится на устаревшую, незащищенную от вмешательства либо просто отсутствующую метрологическую базу. Масштаб и нетривиальность новых задач требуют того же в подходе к метрологическому обеспечению программы УПНГ. Как пример. Наиболее острая и масштабная проблема на сегодня – утилизация ПНГ на малых, средних и удаленных месторождениях. Ее, в принципе, может решить создание управляющих сервисных компаний со смешанным капиталом, которые и возьмут на себя основные инфраструктурные и транспортные задачи по сбору и утилизации ПНГ. Для такой по-настоящему принципиально новой организационной и технологической структуры, вне всякого сомнения, потребуются новые решения в области учета и контроля самых разнообразных продуктов. Мы готовы работать в этом направлении. Но работать в плотном контакте с заказчиком, то есть, по существу, с вами. Отсутствие реальной обратной связи очень часто лишает конечный результат качества, которое можно назвать оптимальным. Мы готовы взяться за разработку необходимых приборов или усовершенствование используемых. Но для этого мы должны точно знать, что Вам , господа специалисты, необходимо. А еще лучше - получить конкретные технические задания. Посудите сами. Только наше предприятие из 23 моделей манометра, разработало и выпускает 90 000 модификаций приборов по вашим запросам. Я не говорю о коллегах по производству манометров, также работающих для вас.



Возврат к списку